Встреча глав МИД Армении и Азербайджана состоится в среду в Брюсселе. Ожидать от нее мгновенных подвижек в карабахском урегулировании не приходится. Скорее всего, участники будут присматриваться друг к другу, не раскрывая до конца новых подходов к процессу.

Министр иностранных дел Армении Зограб Мнацаканян в преддверии встречи со своим азербайджанским коллегой 11 июля в Брюсселе вовсе не стремится раскрывать скобки и развернуто отвечать на вопросы по этому поводу.

«Необходимо сохранить динамику переговоров», — сказал он во вторник, отвечая на вопрос о своих ожиданиях от грядущей встречи.

Видимо, под знаком личного знакомства и сохранения динамики и пройдет эта встреча, организованная по инициативе сопредседателей Минской группы ОБСЕ. Впрочем, новые подходы армянской стороны в какой-то мере уже были обозначены, прямым текстом и между строк. Важнейшим из них стало осознание невозможности достичь вменяемого решения без участия представителей Карабаха в качестве отдельной стороны.

Конфликт этот в ближайшее время не решить, но переговоры можно активизировать. Есть надежда, что Мнацаканян не обладает олимпийским спокойствием Налбандяна и его умением внезапно и надолго исчезать в самые критические моменты, а потому разговор будет предметным, «субстантивным», о котором так мечтает официальный Баку. При этом, конечно, «субстантивность» в понимании сторон имеет кардинальные отличия.

Кроме этого, есть еще одна веская причина полагать, что 11 июля встреча ограничится, в основном, общими фразами. Мамедъяров ведь приедет в Брюссель на фоне довольно странных событий, случившихся в его стране буквально на днях: «беспрецедентные» военные учения, сопровождавшиеся обычной похвальбой и пустозвонством, плавно перешли в коллапс всей страны, случившийся из-за аварии на ТЭС в Мингечауре.

В это же самое время стреляли в мэра Гянджи и его охранника, а азербайджанские СМИ стали муссировать тему исламистского переворота, прямо или косвенно обвиняя в его подготовке Тегеран. Все эти совпадения (если это были совпадения) привели к тому, что мы так толком даже и не узнали, чем закончились славные учения самой боеспособной армии Млечного Пути.

Но когда подобное смущало официальный Баку? Решив, что пора отвлечь внутреннюю аудиторию от мрачных мыслей о том, что всю страну можно выключить, как обычный бытовой пылесос, простым механическим воздействием на одну-единственную точку, на Апшероне, как всегда, прибегли к испытанному методу забалтывания проблемы.

Теперь, когда вся Армения уже объявлена «древней азербайджанской землей», нужно было изобретать что-то новое, и тут выяснилось, что уход Сержа Саргсяна был обусловлен политикой Азербайджана.

Что после этого станет говорить Мамедъяров? Скорее всего, ничего нового, повторять старые тезисы. Зограб Мнацаканян – дипломат опытный, но и ему в такой ситуации не помешает налбандяновская невозмутимость, чтобы не промелькнула саркастическая улыбка, хотя бы.

В условиях отсутствия конструктивизма со стороны Азербайджана новые армянские власти и сами не могут предлагать компромиссы, общество к ним не готово. Особенно после апреля 2016 года возросло понимание, что к любым переговорам нужно подходить максимально сильным, и речь не только о силе военной.

В последнее время, как показывает бурная милитаристская не только риторика, но и деятельность, развернутая теперь еще и на границе Армении с Нахичеванью, Баку стремится показать, что безопасность и стабильность региона зависят от него. Это, разумеется, очень нужно, ибо повышает значимость Азербайджана в глазах международной политической общественности.

Но упомянутая «цепь случайностей», приведшая к бесславному концу широко и пафосно разрекламированных учений, яснее ясного высветила одно немаловажное обстоятельство: безопасность и стабильность самого Азербайджана под угрозой вовсе не внешних, а сугубо внутренних факторов. И это обстоятельство, особенно если его совместить с демонстрацией неконструктивного поведения Баку, может позволить армянской стороне взять инициативу на переговорах в свои руки.

А их, переговоров, еще будет немало, и Брюссель – только начало нового этапа.