Позиция премьер-министра Армении Никола Пашиняна о необходимости возвращения Арцаха в переговорный процесс в качестве полноправной стороны полностью совпадает с подходами властей Арцаха, заявил глава арцахского внешнеполитического ведомства Масис Маилян.

«О необходимости восстановления полноценного трехстороннего переговорного формата неоднократно отмечалась Президентом Арцаха Бако Саакяном и другими официальными лицами как в публичных заявлениях, так и в ходе переговоров с сопредседателями МГ ОБСЕ на протяжении последних двух десятилетий. Прежние власти Армении также поднимали этот вопрос. Возможность восстановления трехстороннего переговорного формата допускали и международные посредники – сопредседатели Минской группы ОБСЕ», — цитирует Маиляна пресс-служба МИД Арцаха.

Он отметил, что несколько лет назад, выступая в качестве независимого эксперта, в интервью СМИ им властям Армении и Арцаха было предложено четко распределить роли и полномочия двух армянских государств в процессе мирного урегулирования конфликта с Азербайджаном.

«В итоге, Республика Армения могла бы отказаться от обсуждения с Азербайджаном и посредниками тех ключевых вопросов урегулирования, которые по договоренности были бы отнесены в сферу исключительной компетенции властей Республики Арцах. Тогда у посредников и третьей стороны не осталось бы другого выхода как пригласить официальную делегацию Арцаха за стол переговоров», — пояснил он.

В этой связи Маилян отметил, что сделанные в Степанакерте в Национальном Собрании Армении заявления нового премьер-министра Армении о готовности вести переговоры с руководством Азербайджана исключительно от имени Республики Армения актуализирует необходимость поиска механизма восстановления полноценного трехстороннего переговорного формата.

Глава МИД отметил также, что статус Арцаха в переговорном процессе по урегулированию азербайджано-карабахского конфликта легитимен и неоспорим.

«Трехсторонние переговоры, которые велись до апреля 1997 года, зарекомендовали себя как наиболее оптимальный формат для достижения конкретных результатов в переговорах. Каждая из сторон вела переговоры по вопросам, входящим в сферу своей компетенции, и брала на себя ответственность за их реализацию. Именно в данном формате были достигнуты самые ощутимые результаты переговоров — Соглашение о прекращении огня в 1994 году, а также договоренности об укреплении режима прекращения огня в 1995 году», — подчеркнул он.

По мнению Маиляна, для выхода из сложившейся ситуации и обеспечения прогресса в процессе переговоров необходимо вернуться к трехстороннему формату урегулирования, уже доказавшему свою эффективность.

«Этот подход важен также с точки зрения разделения ответственности за имплементацию мирного договора. Власти Арцаха готовы де-юре взять на себя свою долю ответственности за поддержание региональной стабильности», — сказал он.

При этом он подчеркнул, что фактический отказ Азербайджана от проведения полноформатных переговоров с участием официальных представителей Арцаха означает отсутствие у азербайджанских властей воли решить конфликт путем мирных переговоров, и то, что эту страну устраивает сложившийся статус-кво, который позволяет им выиграть время для подготовки новой вооруженной агрессии против суверенного Арцаха.

«Об этом свидетельствует, в том числе нежелание азербайджанских властей предпринять практические шаги для реализации договоренностей, достигнутых в Вене (16 мая 2016 года), Санкт-Петербурге (20 июня 2016 года), Женеве (16 октября 2017 года) и Кракове (18 января 2018 года) относительно расширения офиса Личного представителя Действующего председателя ОБСЕ и внедрения механизмов расследования нарушений режима прекращения огня для создания конструктивной атмосферы в процессе урегулирования», — сказал он.

По словам Маиляна, подобное поведение азербайджанских властей вызывает закономерный вопрос относительно договороспособности официального Баку.

«В дни инициированной Азербайджаном Апрельской войны 2016 года мировые силовые центры, руководители авторитетных международных структур и отдельных государств призвали стороны к сдержанности и возвращению в русло исключительно мирного урегулирования конфликта. Очевидно, что эти призывы оказались недостаточны и были открыто проигнорированы властями в Баку. Необходимы новые международные политико-дипломатические меры сдерживания Азербайджана, включая шаги по признанию независимости Арцаха, что обеспечит необратимость мирного процесса и безопасность в регионе», — резюмировал глава арцахского внешнеполитического ведомства.

Начало карабахскому конфликту было положено в 1988 году, после заявления преимущественно населенного армянами Нагорного Карабаха о выходе из состава Азербайджана. 10 декабря 1991 года в Нагорном Карабахе состоялся референдум, где 99,89% высказались за полную независимость от Азербайджана.

Инициированные Азербайджаном вслед за этим широкомасштабные боевые действия привели к потере контроля не только над Нагорным Карабахом, но и прилегающими к нему семью районами.

С 12 мая 1994 года после вступления в силу трехстороннего соглашения о перемирии в зоне сей день ведутся переговоры по мирному урегулированию конфликта в рамках Минской группы конфликта прекращены военные действия, в результате которых с обеих сторон погибло примерно 25-30 тысяч человек, и около 1 миллиона были вынуждены покинуть свои дома.

Соглашение об установлении режима прекращения огня соблюдается до сих пор. С 1992 года по ОБСЕ, сопредседателями которой являются США, Россия и Франция.