На днях в Ереване прошел очередной митинг оппозиции, на этот раз против роста цен на товары первой необходимости. Проблема актуальная, особенно на фоне не успевающих за ценами зарплат и пенсий. Тем не менее, народу на митинге было мало.

Наивно полагать, что причина этого кроется в недоверии людей к организаторам митинга. Молодые люди из оппозиционного блока «Елк» вполне симпатичны, умны, образованы, и мало кто сомневается в искренности их стремлений изменить к лучшему жизнь народа в Армении.

Да и шаги их на первый взгляд кажутся более осмысленными, реалистичными и конкретными, поскольку по сравнению с действиями ряда других предшественников, они не считают, что единственный выход из создавшегося в стране положения – это смена власти, или, точнее, первых лиц.

Однако, хочется думать, что наш народ в подобные сказки перестал верить уже после президентских выборов февраля 2013-го, когда представитель оппозиции, набрав по официальным данным почти 40% голосов избирателей, а по убеждению самой оппозиции и ее сторонников – и вовсе победил, так и не сумел “монетизировать” свое преимущество.

Обойдемся без анализа причин, а также политических и моральных оценок действий тогдашнего лидера оппозиции Раффи Оганисяна, подчеркнув только сам факт.

После этих выборов парадигма действий оппозиции в вышеизложенном ключе, когда утверждалось, что реальных перемен можно ожидать лишь со сменой первых лиц во власти, которую почему -то называли системными реформами, фактически, потерпела  фиаско. И подтверждением этому можно считать последние парламентские выборы 2017 -го года, которые, по мнению той же оппозиции, прошли без особых нарушений на избирательных участках.

По словам тех же оппозиционеров, борьба за голоса избирателей сегодня из избирательных участков целиком перешла на улицы.

И вот здесь самое время задуматься, так что же означает борьба за голоса избирателей вне стен избирательных участков как со стороны властей, так и оппозиции. Не будем использовать слово «улица», поскольку в представлении многих оно ассоциируется с митингами, шествиями, забастовками и т.д., а последние события в Ереване наглядно показали, что исключительно такое толкование борьбы за голоса избирателей может оказаться провальным.

Как формируется электорат власти

Итак, если говорить о взаимоотношениях власти и народа, то здесь все совершенно просто и понятно, поскольку они диктуются самим существованием государства. Данные взаимоотношения отрегулированы писанными и неписанными законами страны, в основном осуществляются через административную систему, а также через аффилированные с последними политическими, общественными силами и бизнес- структурами, поэтому носят системный и, что не менее важно, – систематический характер.

Естественно, не только вне административной системы, но и внутри есть множество недовольных ее деятельностью. Тем не менее, при всех пусть и больших минусах, маленькие и немаленькие плюсы подобных системных и систематических отношений между властью и народом (зарплата бюджетников, различного рода поощрения интеллигенции, контроль за доходами многих бизнес -структур и связанной с ними армии работников и т.п., даже позорные мизерные взятки во время выборов), очевидно, более предпочтительны для многих (в том числе и для тех, кто умеет реально оценивать действительность и недоволен действиями властей), чем радужная неопределенность, которую сулит оппозиция.

Именно так формируется электорат власти в странах с т.н. “переходной демократией” – электорат, который, пусть и внутренне во многом не доволен действиями властей, тем не менее, не видя альтернативы, голосует за них. Подобную позицию хорошо отражает известная поговорка о журавле в небе и синице в руках.

Неиспользованный мощный ресурс оппозиции

Совершенно очевидно, что оппозиция не владеет административным ресурсом, да и в плане финансовых ресурсов она, конечно, не может тягаться с властью. В странах, находящихся в переходном периоде, или с “гибридной демократией” (как была оценена Армения, согласно последнему Индексу демократии), оппозиция не в силах быть соперником властей.

Тем не менее у нее, судя по опыту развития демократии в других, а в первую очередь в европейских странах, есть свой еще незадействованный ресурс, также носящий системный характер, который при соответствующей активности может создать устойчивый оппозиционный электорат.

Речь идет о формировании институтов гражданского общества, которые в нашей стране все еще находятся в зачаточном состоянии, а по некоторым важнейшим направлениям – и вовсе скорее мертвы, чем живы, например, профсоюзы.

С позиции развертывания политической деятельности и создания собственного электората, для оппозиции работы непочатый край. И здесь также не надо изобретать велосипед, надо просто внимательнее изучить исторический опыт становления и развития отношений между институтами гражданского общества и политическими силами, что может быть неплохим уроком для наших оппозиционеров.

Почти латиноамериканский сценарий 

Армянская оппозиция, совершенно не организуя народ в вышеназванном системном смысле, пытается достичь положительных результатов спорадическими всплесками уличной политической активности.

Максимум чего можно добиться подобным способом борьбы “за права трудящихся” – это бесконечные угрозы переворотов – à la “цветных революций”, которые в лучшем случае могут свести траекторию развития страны к латиноамериканской парадигме с фактическим отсутствием институтов гражданского общества, с периодическими и спонтанными забастовками, уличными выступлениями народа, с чуть ли не перманентными государственными переворотами, число которых в некоторых странах этого континента достигало нескольких десятков за их не столь долгую историю, но после каждой из которых народ становился все  бесправнее и беднее.

Есть и более страшная парадигма подобной траектории развития, которую мы сегодня видим на Ближнем Востоке и в Северной Африке.

И вновь о неиспользуемых возможностях

А ведь в нашей стране уже были примеры, когда политическая сила могла способствовать формированию элементов гражданского общества. Вспомним, дошедшие до Страсбурга и выигранные в Европейском суде по правам человека иски жителей дома на одной из ереванских улиц против правительства. В одно время рядом с этими людьми стояли представители оппозиционной партии “Наследие”. Была даже создана общественная организация, защищающая права пострадавших от “государственных интересов”.

Все наверняка помнят также неоднократные забастовки водителей такси, работников т.н. “ярмарок” и др. Могла же оппозиция способствовать созданию профсоюзов для этих слоев населения, поддерживая их в организационном, юридическом и т.п. смыслах? Подобные действия не требуют больших финансов, но человеческий потенциал и труд надо вкладывать немалый.

А ведь эти слои общества со своими семьями и окружением и могут стать ядром того самого электората оппозиции, который сыграет решающую роль на выборах.

Есть и другое направление деятельности оппозиции, которую иначе как имитация не назовешь. Речь идет о критике деятельности правительства.

На первый взгляд может показаться, что автор здесь переборщил – уж чего-чего, но критических стрел со стороны оппозиции в адрес властей пущено немерено. Однако, даже при всем профессионализме и высоком экспертном уровне подобной критики должного эффекта она не может оказать, поскольку, как правило, носит случайный, бессистемный характер.

Но ведь и здесь не надо ничего изобретать. Кто-нибудь слышал о существовании в Армении т.н. теневого правительства, которое, пусть и представленное меньшинством своих сторонников в парламенте, тем не менее могло бы на профессиональном уровне систематически и постоянно контролировать, анализировать каждый более или менее действенный шаг правительства и властей в целом?

Хотя сегодня нечто подобное периодически пытаются делать представители оппозиции через СМИ или с парламентской трибуны. Но они ограничены регламентом, в большинстве своем не являются профессионалами в том, о чем они говорят, особенно в экономических вопросах. В отличие от них, теневое правительство подобных ограничений не имеет.

Если каждое более или менее важное решение правительства и парламента будет на систематической основе проходить сквозь профессиональные фильтры подобного теневого правительства, с параллельным представлением собственных решений возникающих проблем, и все это будет доноситься до общества, поверьте, властям рано или поздно придется полностью изменить свое отношение к оппозиции, уже не говоря о смене критериев собственной деятельности. Одновременно и общество будет не односторонне, а более объективно информировано о состоянии дел в стране.

Таким образом, для оппозиции, которая действительно желает перемен, а не делает вид, работы – непочатый край. Но для этого она обязана использовать уже упомянутые и хорошо известные в демократическом мире инструменты, которые позволяют добиться успехов в борьбе с властью и за власть. Тем более, что переход к парламентской форме правления, куда идет сегодня Армения, судя по опыту европейских стран, вполне способствует таким процессам. -0-

Манвел Гумашян, эксперт по международной политике, специально для «Новости-Армения» 

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции